Использование своего умственного потенциала и преданность работе

Другая важная черта городских долгожителей — это беспрестанное задействование своего умственного потенциала и преданность работе. Поскольку горожане отдают свои сердца и души работе, ставя перед собой долговременные цели, они остаются спокойны, собранны и оптимистичны даже перед лицом неблагоприятных обстоятельств.


Фэн Ганбай, художник из Гуанчжоу, перешагнувший вековой рубеж, всю свою жизнь посвятил масляной живописи. Искусство оказало благотворное влияние на его характер, полностью захватив всю его личность. Фэн сказал:
«Благодаря живописи я забываю о времени, трудностях и посвящаю ей всё, включая самую жизнь». За свою творческую деятельность в течение семи десятков лет, Фэну пришлось испытать немало трудностей и разочарований, но ему всегда удавалось сохранять спокойствие и умиротворённость, невзирая на почести и унижения. Масляная живопись давала ему утешение и вселяла мужество, стала его духовной опорой, оказав помощь в преодолении многих трудностей и позволив дожить до нынешних дней, наполнив его до краёв жизнью и уверенностью.
Су Цзусянь — 102-летний каллиграф и сотрудник Шанхайского исследовательского института культуры и истории. Он считает, что каллиграфия, подобно цигун, способствует умственному и физическому здоровью, давая внутреннее умиротворение и гармонию. Су говорит:
«Для здоровой жизни необходимы как упражнения, выполняемые в покое, так и динамичные упражнения. Смысл динамичных упражнений очевиден, но пребывание в покое часто путают с пассивным сидением расслабив члены и мозг. На самом деле когда человек садится, чтобы расслабиться, ему досаждают всевозможные мысли, не давая возможности достичь глубокого покоя. Подлинный покой можно обрести только благодаря умственной концентрации вроде той, которая достигается при глубокой поглощённости работой или учёбой, когда забываешь о голоде и холоде. Когда человека в таком состоянии окликают, он не отзывается, а если ему мешают, он раздражается. Это можно назвать состоянием покоя».
Сунь Мофо, участник революции 1911 года, сейчас является сотрудником Центрального исследовательского института культуры и истории и вице-президентом китайского общества каллиграфии и живописи пожилых людей. В свои 104 года, попав на вечер живописи, знаменующий приход в Пекин весны 1985 года, он спонтанно написал картину «Радости весны». Поясняя взаимосвязь между каллиграфией и добрым здравием, Сунь сказал: «Каллиграфия питает наш ум, естество, даёт жизненную энергию и чувство жизни. Когда каллиграф работает кистью, его ум естественно целиком сосредотачивается на предмете работы и отметаются все посторонние мысли. Он становится невосприимчив к ветру или дождю. Разве это не то же действие, которое оказывает на здоровье цигун?».
Оба этих каллиграфа сходятся в том, что когда человек полностью занят чем-то, что ему действительно нравится, он освобождается от всех посторонних мыслей и достигает умственного состояния, близкого к тому, которое обретают мастера цигун, погружаясь в глубокую медитацию. А отсюда и благотворный эффект на здоровье и продолжительность жизни.
Научные опыты показывают, что человеческий мозг начинает утрачивать часть своих функций после 40 лет. Но при регулярном его использовании динамика этого процесса будет существенно снижена, как показывают сравнения пожилых людей, которые усердно заняты изучением чего-либо, и теми, кто пользуется своим мозгом от случая к случаю. Частое использование своего умственного потенциала позволяет избежать старческой немощи и маразма.
Некоторые городские долгожители также писали и читали стихи, играли в шахматы. Хэ Юнгэ — мать Гао Шици, популярного автора, пишущего на научные темы — в свои сто лет сочиняет стихи. Родившись в семье учёных, она с детства любит писать стихи и несовместимые двустишья. Вдохновляемая поэзией, Хэ Юнгэ не унывает и открыта для общения. Когда ей исполнилось 100 лет, её спросили о тайне её долголетия, на что она ответила стихом: «Дрожа от страха, снега и мороза, сливовый цвет благоухает еще сильнее».
В этом ответе видна жизнь, полная крушений. Когда любимая старшая дочь Хэ Юнгэ умерла в возрасте 23 лет, от горя у матери случилось умственное расстройство. Позднее, утешенная своей семьёй, она нашла вдохновение в поэзии и книгах и смогла отнестись к своей потере философски.
Хэ Юнгэ пришлось испытать в жизни и другие трагедии. В нетерпении ожидая возвращения старшего сына из Соединённых Штатов в Китай после завершения обучения, она была потрясена, увидев его с неповорачивающейся из-за болезни головой и трясущимися руками. Оказалось, что во время учёбы в США он во время одного из экспериментов подхватил вирус, что имело тяжёлые последствия, и всё это время скрывал от матери свой недуг. Таким образом, воссоединение с сыном обернулось для неё новой болью.
Иногда череда несчастий кажется беспрерывной. Зимой 1944 года её муж Гао Цзаньтин умирает от болезни в Чунцине. Но и это не сломило Хэ Юнгэ. Поэзия помогла ей найти утешение и воодушевление.
В ходе «культурной революции» Хэ Юнгэ, как и многим другим хорошо образованным китайцам её поколения, пришлось пройти через критику и преследования, и она вынесла это стойко, что также объясняет её творческие достижения и долголетие.
Вековой долгожитель Се Сясюнь, заместитель председателя Национальной Шахматной Ассоциации, всю свою жизнь наслаждался игрой в шахматы. В шесть лет, отец научил его игре в китайские шахматы. В 1918 году Се Сясюнь одержал победу на чемпионате по китайским шахматам в Шанхае и впоследствии был прозван «главнокомандующим национальной шахматной арены». В 1934 году его пригласили посетить Юго-Восточную Азию, где Се Сясюнь нанёс поражение английскому чемпиону по международным шахматам. Ещё в свои 90 лет он был весьма активен в шахматном мире и написал 29 книг по шахматам. Его дочь Се Бинчуань, объясняя причину долголетия отца, сказала: «Он читает стихи, играет в шахматы, и его сердце невозмутимо и безмятежно». Он унаследовал точный секрет долголетия древних китайских долгожителей — «покой и невозмутимость».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.


sanek567